Милан Витомир Смолей
Эспоо, Финляндия

 

Книга трех словенских авторов Матея Бора, Йожко Шавли и Ивана Томажича «Венеты – наши древние предки», опубликованная в уже далеком 1988 году вначале на немецком языке, а позже на итальянском и на английском языках, в кругу европейских венетологов не вызвала ожидаемой реакции. Авторы книги на основе собственных исследований доказывают, что венеты, населявшие в первом тысячелетии до нашей эры большую территорию Средней Европы, по своей этнической принадлежности могут быть определены не иначе как протославяне. О распространенности венетов, или вендов в Европе свидетельствуют не только исторические записи, но и наличие «славянских» топонимов на значительной территории Европы и что важнее всего особенности их языка, раскрыть которые впервые в мире удалось словенскому слависту, поэту и переводчику, действительному члену Словенской академии наук и искусств Матею Бору. Словенский исследователь сумел дешифровать венетские надписи с помощью данных самого западного из современных славянских языков – словенского языка и его диалектов, привлекая также факты старославянского и, естественно, других индоевропейских языков, в том числе и санскрита.

Говоря о словенском языке, хотелось бы напомнить русскому читателю об интересной детали. Первыми лингвистами, обратившимися в ХХ в. к углубленному изучению словенского языка и его диалектов, были как раз знаменитые русские ученые – И.И. Срезневский и его великий ученик И.А. Бодуэн де Куртенэ, который впервые детально описал западные словенские диалекты. Материал обширных научных работ Бодуэна де Куртенэ свидетельствует об особой архаичности словенского языка. Это же бесспорно подтверждают датируемые Х в. «Фрейзингенские отрывки» - первый церковный памятник на словенском, а не на латинском и греческом языках, как это было тогда принято. Этот единственный в своем роде памятник интересен еще и тем, что написан так называемым каролингским письмом, т.е. графикой, которая использовалась при дворе Карла Великого. Глаголица и кириллица - графики старославянских памятников – относятся уже к значительно более позднему периоду.

Несмотря на обилие сохранившихся надписей и данных археологических раскопок, как венетский, так и этрусский язык для западноевропейских ученых издавна были большой загадкой. Венетские надписи прекрасно представлены в объемистой, почти на 1000 страниц, монографии итальянских авторов А.Л. Просдочими и Дж. Б. Пеллегрини, опубликованной в 1967 г. Венетским языком также много занимался французский лингвист Мишель Лежен. К сожалению, западные ученые никогда даже и мысли не допускали, что язык древних венетов может быть в какой-то мере родственен славянским языкам. Исходя из своих националистических позиций, они всеми силами старались доказать, что венетский язык был италийским, т.е. романским языком или в крайнем случае был генетически близок некому иллирийскому языку. Этот «политический» подход к изучению европейской истории, к сожалению, жив по сей день. Более того, официальная наука современной независимой Словении подвергает сомнению достоверность исследований и открытий трех словенских авторов.

В этой короткой заметке мы остановимся только на той части книги, которая с точки зрения российского читателя представляется наиболее интересной. Сейчас готовится русский перевод книги, и в ней читатель найдет подробные объяснения, научно обоснованные факты и интерпретации текстов с необходимыми языковыми параллелями.

Самые богатые венетские археологические данные находятся в городке Эсте рядом с Падуей в Северной Италии. Там В 1-ом тысячелетии до н.э. был один из центров венетской культуры. В Эсте (антич. Атесте) помимо всего прочего был храм богини Рейтии, а при нем находилась школа венетских жрецов или писцов, которых и следует поблагодарить за то, что до нас дошли так называемые атестинские алфавитные или грамматические таблицы. При упоминании имени богини Рейтии нам тут же приходит в голову богиня лужицких венетов Ретра, храм которой был разрушен немцами лишь в 955 году, т.е. в период интенсификации насильственного распространения христианства на восток. Имеется много доказательств, что венеты в этот период населяли всю Среднюю Европу.

Кроме Эсты, много венетских материалов было обнаружено также в городе Лаголе ди Калалцо у реки Пиава в Северной Италии, где и сейчас находится источник целебной воды. Там у венетов был свой «курорт», куда они толпами стекались лечить ревматизм, который по-венетски назывался kostenica «костная болезнь». На ручках кружек и множестве других предметов более 30 раз встречается надпись с именем божества Тримужъятей. Нет необходимости особо доказывать связь этого божества с древнеславянским богом Триглавом на побережье Балтийского моря и останавливаться на его роли в древнеславянской мифологии. Случайно ли, что и самая высокая гора Словении, а одновременно и Юлийских Альп называется Триглав и находится недалеко от этих раскопок?

Тексты всех атестинских таблиц имеют одинаковую структуру. По мнению западных ученых, речь идет об алфавитных таблицах, содержащих перечень венетских букв и какие-то магические заговоры. Таблицы в центре разделены на две части декоративной строкой с орнаментом, напоминающим венетскую букву «О». Западные ученые в нижней части таблиц, которую они читали ошибочно снизу вверх и при этом не учитывали букв в самой нижней строке, нашли «магическое» слово АКЕО, которое, по их мнению, означало «алфавит» или имя некого божества. В строке же непосредственно над орнаментом при чтении справа налево представлен список венетских согласных или комбинаций согласных, появляющихся в венетских текстах, во второй сроке, читаемой также справа налево, дан магический заговор. На основе таких интерпретаций западных ученых в таблицах, к сожалению, невозможно было найти какого-то логически связанного содержания.

И лишь словенский ученый Матей Бор, на протяжении многих лет занимавшийся этими надписями, опроверг западную дешифровку, начав читать нижнюю часть таблиц перпендикулярно по направлению от строки с орнаментом (буквой «О»?), которую он пропустил, и прочитав одновременно буквы из последней, нижней строки. Так он получил следующий текст.

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

E

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

K

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

A

E

H

B

T

IS

R

Š

P

N

M

L

K

ITI

J

D

V

При этом он допускал возможность, что древние венеты начальный E произносили как JE, что и сейчас наблюдается в русском языке. Не надо иметь какой-то специальной лингвистической подготовки, чтобы определить, что слова в таблице представляют разные формы глагола jekati «раздаваться, разноситься (о звуке)», сохранившемся в разных значениях почти во всех славянских языках. Не исключено, что и существительное ЕСНО «эхо» (слов. jek, odmev) непосредственно связано с этим глаголом, хотя все европейские словари интерпретируют его как заимствование из древнегреческого.

Текст в таблице № 23 М.Бор прочитал как VIDIJ TI K LIMIN PŠIRS T BGA и перевел его следующим образом: Vedež ti ki tablice širiš tu božje «Пророк тот, кто распространяет здесь таблицы божьи» (подробное объяснение этого прочтения будет опубликовано в книге).

На двух таблицах (см. фотокопию табл. № 25) на той же странице представлен следующий текст:

ME GO DONASTO VOLTII OMNOSI I UVANT ŽAR JUN S ŠEJNATOJ REITIJAJ. Jaz ga darujem duše spominjaje se in urečen žar mladi ta sijajni Reitiji. «Дарую, памятуя о душе, пыл и жар, предназначенный сиятельной Рейтии» (подробное объяснение интерпретации будет опубликовано в книге).

В венетских надписях слова не отделены друг от друга, что дает очень много возможностей для разных толкований текста. В текстах отражена также игривость древних венетов, они очень любили анаграммы и палиндромы. Так, в некоторых таблицах с комбинациями согласных то здесь, то там намеренно вставлен какой-нибудь гласный. Точно также нет грамматической логики в расположении формантов глагола jekati, порядок следования букв в последней строке меняется. Почему? Как мы уже отметили, таблицы использовались как учебное пособие для учеников школы жрецов, и прием энигматики позволял им не только выучить венетский алфавит и овладеть основами грамматики, но и научиться с помощью различных комбинаций составлять слова и языковые понятия.

Все найденные венетские надписи написаны маюскульным письмом. Этот факт оказался на руку западным ученым. В силу своей некомпетентности и беспомощности они произвольно прочитали большую часть надписей как какие-то имена собственные, насчитав их свыше 30. В связи с этим возникает два вопроса: из всех этих имен до нас не дошло ни одного (напр., в словенском языке нет ни одного имени, которое бы указывало на такого рода венетскую связь). Не логично также предполагать, что венеты писали на погребальных урнах не одно имя покойника, а еще и имена других членов семьи. Зачем? Ведь целью кремации покойников в период погребального обряда трупосожжения было подготовить усопшего к потусторонней жизни в «нави», или «раю», а не оставить статистические данные «актов записи гражданского состояния» для нужд историков ХХ в.

Наиболее интересные надписи с этих урн будут одним из центральных разделов русского издания исследования М. Бора. Приведем лишь несколько типичных слов из этих надписей, бесспорно славянский характер которых не нуждается в особых доказательствах:

MOL mulj «ил», земля

SON - сон

HAL - смерть

HIBNA – погибнуть, умереть

OUGON - огонь

BOG – бог

UDERAJ - ударяй

KANJEJ - коней

VOLTIO - князь

HOSTI - гости

STIHAT - утихнуть

ROBOS - раб

JEREJ - духовный

TAJ - тайна

REJ - рай

Безвременная кончина Матея Бора явилась причиной того, что исследование и толкование венетского языка остановились по сути дела на полпути. Сам Матей Бор подчеркивал, что его интерпретации отнюдь не категоричны и он надеется, что вслед за ним за дело примутся другие компетентные исследователи. Однако, к сожалению, до сих пор не нашлось ни одного ученого, который бы продолжил пионерский труд словенца М. Бора. Подчеркнем еще раз, с незапамятных времен западные исследователи избегали даже намеков на возможные связи венетского языка со славянскими языками. Это происходило прежде всего по причине незнания, а во-вторых, из-за все еще имеющего места болезненного стремления западноевропейской историографии полностью исключить всех славян из европейской истории и обозначить нас как некое дикое племя пришельцев из Азии.

Этой небольшой статьей мы хотели обратить внимание российского читателя на истоки славянства, обнаруженные в самом сердце современной Европы. К сожалению, это открытие не нашло заслуженного отклика историков и лингвистов. Поэтому роль русских ученых, которые на основе исследований М. Бора продолжат поиски в этом направлении, представляется особенно важной. Вскоре будет издана на русском языке книга «Венеты – наши древние предки» с уникальным открытием М. Бора. Мы убеждены, что книга будет иметь широкий резонанс в Европе и многие разделы европейской истории придется переписать заново. Ибо начало так называемой европейской цивилизации, связано, увы, не с (агрессивной) культурой Древней Греции и латинского Рима, а с нами, славянскими венетами, давшими Европе одну из первых график, не говоря уж о грамматике.

P.S.: Эту скромную заметку я посвящаю памяти моего отца, профессора Виктора Смолея, словенского слависта, друга Матея Бора, который своей роботой и личным примером привил мне с детства любовь и уважение ко всему славянскому.

Милан Витомир Смолей

Эспоо, Финляндия

橢橢뎲뎲Й琢⹣???]ǐǐǐǐǐǐǐ ɐɐɐɐ8ʈ
ʔ4ɐॷ¶˜˜"˾˾˾˾˾˾त[1]दददददद$ǴడŒॊ-ǐ˾˾˾˾˾ॊTIJAJ
во второй сроке верхней части таблицы (читаемой справа налево) и с формами глагола JEKAT в нижней части.

Атестинская таблица № 26 с текстом: MEGO..ARSDONASTOREITIJAJ (prinašam dar ta Reitiji «Приношу дар этот Рейтии»).
Если читатель сравнит форманты глагола JEKAT в нижней строке, то заметит, что их порядок следования иной, чем в таблице № 25